Футбол Западного Полушария

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



История Латинской Америки

Сообщений 1 страница 20 из 76

1

Добрый доктор Гаспар
http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2438095/2438095_original.jpg

Ровно 200 лет назад, 30 мая 1816 года доктор богословия Хосе Гаспар Родригес де Франсия получил титул "постоянный верховный правитель Республики Парагвай", став первым из великих латиноамериканских диктаторов. На континенте еще шла национально-освободительная война против испанских колонизаторов, а в Парагвае уже установился тоталитарный режим, отголоски которого ощущались вплоть до конца ХХ века.

Франсия родился 6 января 1766 года в семье отставного офицера-артиллериста и местной аристократки с индейскими корнями. Получив хорошее образование в Кордовском университете, куда он поступил в 15 лет, Франсия уже к 20 годам обзавелся дипломом доктора теологии. Однако церковная карьера его не прельщала. Продвинувшись на административном поприще, Франсия в 1809 году занял должность градоначальника (алькальда) Асунсьона – столицы одной из провинций вице-королевства Рио-де-ла-Плата. Помимо Парагвая, в эту огромную колонию входили территории нынешней Аргентины, Боливии и Уругвая.

В 1811 году Франсия стал генеральным секретарем Верховной хунты, возглавившей Парагвай после изгнания испанского губернатора. Но уже через два года хунта была распущена, часть ее членов – арестована, а все властные полномочия сосредоточились в руках двух консулов – Франсии и Фульхенсио Йегроса. Еще через два года контролируемый Франсией парламент лишил Йегроса полномочий. Франсия стал править единолично, а в 1816 году объявил себя “постоянным верховным правителем” с практически бесконтрольной и неограниченной пожизненной властью. В обиходе этот титул обычно сокращали до одного слова “Верховный” – El Supremo. Парламент формально продолжал существовать, однако вплоть до кончины диктатора он не созывался ни разу.

В 1820 году было объявлено о раскрытии обширного заговора против Франсии во главе с Йегросом и бывшими членами хунты. 68 подлинных или мнимых заговорщиков вскоре были расстреляны (Йегрос умер в тюрьме, не дожив до казни), а еще около 400 человек приговорили к пожизненному заключению.

С самого начала правления Франсия укреплял свою диктатуру весьма брутальными методами. Контроль за жизнью народа приближался к абсолюту. Многочисленные агенты и осведомители тайной полиции везде выискивали крамолу, процветала система всеобщего доносительства, страну опутывали сети взаимной слежки. Малейшего подозрения в неблагонадежности было достаточно, чтобы без суда отправить человека на бессрочную каторгу или лишить имущества и вместе с семьей выслать в отдаленный регион. А порой люди, привлекшие внимание полиции, просто исчезали бесследно.

Высокообразованных и начитанных людей диктатор опасался. Любого человека с образованием выше начального он подозревал в вольнодумстве, поэтому уже в 1822 году в Парагвае упразднили университет и средние учебные заведения. Остались лишь те, в которых обучение сводилось к урокам чтения, письма, основ арифметики и идеологической накачке.

Франсия считал, что главной задачей школьного образования является воспитание в детях патриотизма, дисциплины и готовности подчинять свои устремления интересам государства. Эти идеи он сформулировал в написанном им “Политическом катехизисе”, который использовался в школах в качестве учебного пособия. А чтобы как можно больше людей могли постичь “Катехизис” и другие подобные тексты, начальное образование в Парагвае стало обязательным, правда, только для мальчиков.

Еще одной особенностью правления Франсии являлась борьба с католической церковью, к которой он, несмотря на свое богословское образование, испытывал острую неприязнь, вероятно, видя в ней конкурента. В 1819 году из страны выслали епископа, назначенного Ватиканом, а на его место Франсия поставил собственного назначенца, присвоив ему титул генерального викария. В 1824 году по его приказу в Парагвае закрыли монастыри, церковные школы, духовные семинарии и запретили деятельность религиозных орденов. Этим же декретом в стране вводился гражданский брак.

Затем последовали массовые аресты священников и конфискация церковного имущества в пользу государства. Репрессированное духовенство заменили чиновники в рясах. В итоге церковь Парагвая превратилась в государственную структуру по пропагандистской обработке населения, тесно сотрудничавшую с полицией. Узнав о таких “реформах”, папа римский отлучил Франсию от церкви, но “верховный” не обратил на это никакого внимания.

Попутно в том же 1824 году были ликвидированы органы народного самоуправления, а вся власть на местах перешла к правительственным чиновникам. В 1826 году под запрет попали общественные организации, а также собрания, шествия и любые другие публичные мероприятия, кроме организованных властями.

Во внешней политике Франсия придерживался принципов изоляционизма и опоры на собственные силы. Экспортно-импортные операции и контакты с иностранцами постепенно свелись к нулю, зато всячески поощрялось внутреннее производство. С 1823 года для внешней торговли был открыт единственный портовый городок Итапуа, стоявший на пограничной с Бразилией реке Парана, причем вести эту торговлю могли лишь его жители, получившие специальные правительственные лицензии. В них указывалось, что данному гражданину разрешено торговать с иностранцами, поскольку он – “добрый слуга отечества и всецело предан святому делу свободы”. В 1829 году закрылась и эта отдушина, а “железный занавес” вокруг Парагвая стал полностью непроницаемым.

Пересечение границы в обоих направлениях требовало личного разрешения диктатора, получить которое было почти невозможно. А попытки самовольно покинуть страну приравнивались к государственной измене и карались смертной казнью. Также запрещалась международная переписка и ввоз в страну любой печатной продукции, за исключением книг, предназначенных для личной библиотеки тирана. Картину довершало отсутствие дипломатических отношений и консульских связей с какими-либо государствами. Некоторое время в Асунсьоне находился бразильский консул, однако, в 1829 году его депортировали одновременно с прекращением торговли в Итапуа.

Перемещения людей внутри страны тоже находились под строгим контролем: ни один парагваец не имел права сменить место жительства без разрешения властей, даже если его жилье представляло собой тростниковую хижину. Для совершения поездок между городами требовались специальные пропуска. Более того, официальное разрешение властей требовалось для женитьбы, причем проживавшим в стране потомкам испанских колонистов разрешалось вступать в брак только с представителями местных индейских племен. Таким способом “верховный” намеревался полностью ассимилировать испанский этнический элемент, создав единый интернациональный парагвайский народ. В значительной мере это ему удалось.

Экономика Парагвая при Франсии основывалась на централизованном планировании и государственной собственности на средства производства. Еще на заре своего правления он “раскулачил” крупных землевладельцев, сосредоточив в своих руках 98% плодородных земель и пастбищ. Впоследствии на этих территориях были созданы 64 крупных казенных сельхозпредприятия с прикрепленными к ним работниками, официально названные “поместьями родины”. Они работали по спускаемым сверху планам и разнарядкам, поставляя свою продукцию государству по государственным закупочным ценам. В дальнейшем эта продукция централизованно распределялась среди населения в соответствии с установленными нормами.

Также существовали крестьяне-единоличники, работавшие на землях, арендованных у государства за символическую плату. Но и они были обязаны выращивать то, что прикажут, сдавая часть урожая в госфонд, а остальное – продавать на рынке по ценам не выше установленного максимума. Аналогичным образом была организована деятельность промышленных мануфактур, мастерских и ремесленных артелей. На стройках широко использовался принудительный труд негров-рабов и заключенных.

В личной жизни Франсию отличал демонстративный аскетизм. Он одевался в простое платье, питался умеренно, не пользовался дорогими вещами, не принимал подарков, не строил себе дворцов и отказался получать денежное жалованье, которое ему в принципе не требовалось, поскольку всё в стране фактически и так принадлежало ему.

Принято считать, что в народе Франсия пользовался непререкаемым авторитетом и искренней любовью. Вполне вероятно, что именно так и было, учитывая, что целое поколение парагвайцев выросло в условиях изоляции и тотальной индоктринации. Эти люди не представляли себе иного существования, кроме размеренной жизни под мудрой и заботливой властью диктатора, а о гражданских правах и свободах они просто не имели понятия. В официальную историю Парагвая Франсия вошел как “отец нации” и “великий вождь”.

Эпоха “Верховного” закончилась в 1840 году, когда 74-летний тиран умер, по официальной версии – от пневмонии, простудившись во время речной прогулки. Можно сказать, что за время его правления Парагвай был наглухо “законсервирован”, а подавляющее большинство его жителей – низведено до положения рабочих муравьев. Эта “консервация” проявлялась даже во внешнем облике правителя. Всю жизнь он носил одежду и обувь одного фасона времен его молодости и заплетал волосы в косу с лентой по давно ушедшей моде.
http://vikond65.livejournal.com/487555.html#comments

+1

2

Такая Такна
http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2420955/2420955_original.jpg

Как известно, в ХХ веке чилийские военные прославились, в основном, тем, что взяли штурмом президентский дворец в Сантьяго и убили собственного президента. Однако в предыдущем столетии их боевые достижения были куда более впечатляющими. Пожалуй, в те времена чилийцы являлись самыми умелыми воинами и одновременно - самыми отборными головорезами, если не во всей Латинской Америке, то на всем ее западном побережье. Очевидно, это объяснялось многолетней фронтирной войной, которую чилийцам приходилось вести на юге страны против непокорных индейцев мапуче.

Ярким проявлением чилийских воинских качеств стала битва при Такне, состоявшаяся 136 лет назад, 26 мая 1880 года. Это сражение ознаменовало переломнымй момент Второй Тихоокеанской войны, после которого окончательная победа чилийцев стала почти неизбежной. У поселка Такна на краю пустыни Атакама чилийскую армию встречала объединенная группировка перуанских и боливийских войск, занимавшая сильные позиции на склонах и на гребне холма, дополнительно укрепленные земляными валами и траншеей с каменным бруствером.

Чилийцев было 14147 человек с двадцатью полевыми орудиями Круппа, семнадцатью легкими горными пушками и четырьмя митральезами Гатлинга. Их противников насчитывалось 13650 человек  (5150 боливийцев и 8500 перуанцев) с тридцать одной пушкой (правда, некоторые из них были дульнозарядными) и семью митральезами. Таким образом, силы были примерно равны. Тем не менее, чилийский главком, генерал Мануэль Бакедано после короткой артподготовки бросил солдат на штурм.

Чилийцы атаковали решительно и храбро, несмотря на то, что им пришлось идти вперед под частым прицельным огнем по рыхлому песку, затруднявшему движение. Сперва они захватили и зачистили позиции на склоне, а потом без промедления ринулись на вершину холма. Командующий объединенной армией античилийской коалиции, боливийский генерал Нарсисо Камперо ввел в бой резервы, чтобы отбросить противника, но чилийские войска, также усиленные несколькими резервными батальонами, одержали верх в рукопашной схватке.

Перуанцы и боливийцы, бросив орудия, беспорядочно отступили в поселок, но чилийцы, подтащив свою артиллерию и развернув только что захваченные вражеские пушки, накрыли его ураганным огнем. Деморализованные и потерявшие управление союзники не стали дожидаться атаки и бежали дальше на север. Через пять часов с момента начала битвы все было кончено. Боливийско-перуанская армия перестала существовать. Боливийцы так и не оправились от этого разгрома, после Такны их участие в войне стало чисто номинальным. Перуанцам же пришлсь набирать новую армию и отбиваться в одиночку. Они продержались еще три года, несмотря на захват чилийцами столицы Перу и почти полную оккупацию страны, но в конце концов также были вынуждены признать поражение.

В сражении при Такне чилийцы потеряли 474 человека убитыми и 1458 ранеными, а их противники - примерно 2800 убитыми или пропавшими без вести и около 2500 ранеными. Такое соотношение потерь у союзников объяснялось тем, что чилийские солдаты не брали пленных и безжалостно добивали раненых, попадавших к ним в руки. Среди убитых были и женщины, сопровождавшие боливийско-перуанскую армию. Современный боливийский рисунок на эту тему помещен на заставке.
http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2422103/2422103_original.jpg
Боливийские и перуанский солдат со своими женами, сопровождавшими их в боях и походах.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2421009/2421009_original.jpg
Схема расположения войск перед началом битвы при Такне. Вверху красным показаны боливийцы и перуанцы, внизу - синим - чилийцы.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2421926/2421926_original.jpg
Рукопашная на вершине холма. Чилийцы - слева, перуанцы - справа.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2421725/2421725_original.jpg
Перуанская позиция на холме, захваченная чилийцами ценой немалых потерь, акварельный рисунок одного из чилийских офицеров - участников сражения.
http://vikond65.livejournal.com/486081.html#comments

+1

3

Великая война Венесуэлы

22 мая 1863 года вступил в силу так называемый "договор Кош", завершивший гражданскую войну в Венесуэле, которую там называют Федералистской или Великой войной. Последнее название вполне оправданно, так как данный конфликт по сей день остается самым долгим и кровопролитным в истории этой латиноамериканской страны с момента обретения независимости. Война продолжалась четыре с половиной года и унесла жизни от 100 до 170 тысяч венесуэльцев, при том, что тогдашнее население республики составляло примерно миллион человек.

Все началось 20 февраля 1859 года с восстания в городе Коро, которое вскоре распространилось на обширные территории юго-запада и центра страны. Повстанцы, называвшие себя либералами, требовали федерализации страны и предоставления расширенных прав регионам. Их противники - консерваторы отстаивали жестко централизованную систему управления, в которой все властные полномочия сосредоточены в руках президента и центрального правительства.

Интересно, что партийный флаг венесуэльских либералов был желтым, а консерваторов - красным. Соответственно, отличительным знаком солдат и офицеров либеральной армии были желтые, а у консерваторов - красные ленты на головных уборах. Правда, носить их стали не сразу.

На сторону восставших перешли некоторые части регулярной армии, однако, большинство из них составляли крестьяне-ополченцы из сельскохозяйственных районов. За консерваторов также воевали регулярные войска и волонтеры, преимущественно - из столичного региона. В декабре 1859 года либералы разбили правительственные войска в бою у Санта-Инесы, но потом им не удалось захватить город Сан-Карлос, а 17 февраля 1860 года они потерпели тяжелое поражение в битве при Лагуне-де-Копле. После этого федералисты перешли к тактике партизанской герильи, которая в конечном счете принесла им успех.

К началу 1863 года под контролем либералов находилось уже более половины территории Венесуэлы и большинство провинциальных городов. Между тем, затяжная война сильно истощила обе стороны и разорила страну. Сельское хозяйство пришло в упадок, финансовая система была разрушена, деньги обесценились, во многих местах царил голод. В этих условиях президент-диктатор Хосе Антонио Паэс ради спасения государства решил вступить в мирные переговоры с повстанцами.

Переговоры, проходившие в апреле в фазенде Кош, завершились тем, что либералы сумели "продавить" почти все свои требования. Паэс подал в отставку и покинул страну. В июне прошли выборы, на которых одержал победу лидер либералов Хуан Кризостомо Фалькон. Во время его правления Венесуэла превратилась из унитарного в федеративное государство, а на ее флаге появились восемь белых звездочек по числу субъектов федерации. И при нем же Венесуэла стала первой в мире страной, окончательно и бесповоротно отменившей смертную казнь.

Далее, как обычно, - картинки, которых на этот раз довольно мало, поскольку венесуэльская война, хоть она и "великая", на удивление слабо отражена в живописи и практически полностью отсутствует на фотографиях. Дело доходит до того, что статьи об этой войне зачастую проиллюстрированы рисунками, не имеющими к ней никакого отношения, а сделанными в другие времена и отображающими иные события.
http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2413321/2413321_original.jpg
Первый либеральный главком Эзекиль Замора и его босоногие бойцы. 10 февраля 1860 года Замора погиб от пули снайпера при неудачной осаде Сан-Карлоса.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2413878/2413878_original.jpg
Лагерь либералов времен партизанской стадии войны. Хорошо видны желтые флажки на пиках и желтые ленты на шляпах солдат.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2413185/2413185_original.jpg
Слева - направо: Один из генералов либеральной армии, а с 1870 года - президент Венесуэлы Хуан Гусман Бланко; лидер консерваторов и президент Венесуэлы с 1861 по 1863 год Хосе Антонио Паэс; предводитель либералов после гибели Заморы, а с 1863 по 1868 год - президент Венесуэлы Хуан Кризостомо Фалькон.
http://vikond65.livejournal.com/484807.html#comments

+1

4

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2412855/2412855_original.jpg
В 1867 году президент Парагвая Франсиско Солано Лопес присвоил своей гражданской жене Эльзе Линч звание "маршалина".
http://vikond65.livejournal.com/484103.html#comments

0

5

Синко де майо
http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2371496/2371496_original.jpg

5 мая 1862 года мексиканская армия под командованием 33-летнего генерала Игнасио Сарагосы разбила у города Пуэблы французский экспедиционный корпус генерала Шарля де Лорансе. Исход сражения вылядит удивительно, так как французов было порядка восьми тысяч, а мексиканцев - почти вдвое меньше - 4,5 тысячи. Вдобавок, мексиканское войско в значительной мере состояло из ополченцев, наспех собранных после того как французы в январе того же года начали вторжение, намереваясь поставить у власти свою марионетку - эрцгерцога Максимилиана.

Победа у Пуэблы более чем на год задержала французскую экспансию. Захватить этот город, прикрывавший дорогу к столице Мексики, французы смогли только в мае 1863-го, доведя численность своих войск до 30 тысяч. Однако в конце концов они проиграли войну, а участь их ставленника оказалась весьма незавидной: мексиканцы взяли его в плен и расстреляли. Однако не будем забегать вперед.

Перед началом сражения за Пуэблу Сарагоса, как это было принято в те времена, выступил перед своими бойцами. "На нас наступают лучшие солдаты Европы, которые хотят отнять у нас родину, - прокричал он. Но мы - лучшие солдаты Мексики и мы не позволим им этого сделать!"

Пуэблу прикрывали два стоявших на вытянутом холме и соединенных траншеей форта - Лорето и Гуаделупа. Сражение началось с попыток французов штурмовать форты, но мексиканцы отразили несколько атак, а потом их кавалерия нанесла контрудар, опрокинула и отбросила противника. Успеху мексиканских конников способствовало то, что во время их контратаки хлынул такой ливень, что перезарядка французских дульнозарядных винтовок и карабинов с бумажными патронами стала почти невозможной. Солдатам де Лорансе пришлось отбиваться штыками не только от сабель и пик, но и от револьверов, имевшхся у многих мексиканцев. Этой схватки они не выдержали.

На подступах к Пуэбле французы за день потеряли более 500 человек убитыми, пропавшими без вести и пленными, примерно 300 солдат и офицеров было ранено. Потери мексиканцев - 83 убитых, 131 раненый, 12 пропавших без вести. С тех пор день 5 мая, по-испански - "синко де майо", в Мексике является национальным праздником, а сам город носит официальное полное название Heroica Puebla de Zaragoza - "Героическая Пуэбла имени Сарагосы", хотя, в обиходе оно, конечно, не используется.
http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2371784/2371784_original.jpg
Французы на пути к Пуэбле.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2372804/2372804_original.jpg
Начало битвы - перестрелка между передовыми отрядами французов и мексиканцев.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2371259/2371259_original.jpg
Схватка мексиканцев с зуавами за знамя.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2372475/2372475_original.jpg
Отступление французов.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2371842/2371842_original.jpg
Генерал Игнасио Сарагоса, его первый помощник Мигель Негрете и французский главком, генерал Шарль де Лорансе. Далее - обмундирование участников франко-мексиканской войны 1862-67 годов.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2373080/2373080_original.jpg
Мексиканские солдаты и ополченцы.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2370804/2370804_original.jpg
Офицеры и солдаты французского иностранного легиона.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2370412/2370412_original.jpg
Французский контингент в Мексике в значительной мере состоял из иностранных волонтеров, точнее - наемников. На рисунках слева-направо: волонтер антильского батальона, офицер и рядовой египетского батальона, волонтеры бельгийского легиона имени императрицы Карлотты.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2370952/2370952_original.jpg
Волонтеры легиона австрийских гусар, капрал, офицер и рядовой французской колониальной пехоты.
http://vikond65.livejournal.com/476321.html#comments

0

6

Здравствуйте, ваше превосходительство, вы арестованы!
http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2369384/2369384_original.jpg

Вечером 4 мая 1954 года поднятые по тревоге 40-й пехотный батальон и кавалерийский полк парагвайской армии атаковали президентский дворец и управление полиции в столице страны Асунсьоне. Командовал "парадом" военный министр генерал Альфредо Штресснер, решивший свергнуть президента Федерико Чавеса и впоследствии занять его место. После недолгих перестрелок оба здания были захвачены путчистами. Президент успел бежать и укрылся на территории военной академии, не зная, что ее руководитель был участником заговора Штресснера. Увидев в вестибюле запыхавшегося и перепуганного Чавеса, он приветствовал его фразой, вынесенный в заголовок. Кстати, вопреки байке из Википедии, танки "Рено" FT-17 в перевороте не участвовали. Но, не будем отвлекаться от темы.

15 августа того же года на внеочередных президентских выборах, в которых Штресснер был единственным кандидатом, народ, разумеется, единодушно проголосовал за него. И после этого столь же единодушно голосовал еще семь раз, благодаря чему потомок баварского бухгалтера, ставший парагвайским диктатором, продержался у власти аж 35 лет - намного дольше, чем любой другой южноамериканский каудильо. Но, всё рано или поздно заканчивается, и идиллия Штресснера закончилась в 1989 году той же самой фразой, что и у его предшественника, причем произнес ее его собственный зять, а по совместительству - заместитель министра обороны.

Военные довольно долго ждали ухода неуклонно стареющего диктатора в мир иной, но когда он вдруг захотел сделать преемником своего 44-летнего сына-наркомана, это подвигло генералов к решительным действиям. Правда, 77-летнему "патриарху" позволили покинуть страну и спокойно дожить свой долгий век в Бразилии. Умер он не так давно, в 2006 году, в возрасте 93 лет.
http://vikond65.livejournal.com/475819.html#comments

0

7

Запоздалый визит
http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2367483/2367483_original.jpg

Недавно я писал о том как гарнизон форта Реал Фелипе, прикрывавшего вход в бухту перуанского порта Кальяо, более года продержался в осаде, тщетно надеясь на помощь испанского флота. Эта драматичная история имела не менее драматичное продолжение - испанская эскадра под командованием капитана Касто Мендес Нуньеса все-таки пришла в Кальяо, но лишь через 40 лет после капитуляции форта. А поскольку сторонников Испании там уже давно не было, корабли обрушили на город огонь своих орудий.

Испания очень долго не хотела симриться с потерей своих заморских колоний и отказывалась признавать суверенитет новых государств Латинской Америки. В Мадриде не оставляли надежды вернуть контроль хотя бы над частью потерянных территорий. К началу 1860-х годов, оправившись от долгой смуты и череды гражданских войн, Испания достаточно окрепла, чтобы попытаться воплотить эти надежды в реальность. В марте 1864 года эскадра в составе броненосца "Нумансия", пяти паровых фрегатов и одного корвета пересекла Тихий океан и высадила десант на принадлежавшем Перу архипелаге Чинча - группе мелких островков в 20 километрах от перуанского побережья.

Острова Чинча были исключительно богаты гуано - окаменевшим птичьим пометом, служившим сырьем для производства селитры и дававшим Перу более половины национального дохода. Они практически не охранялись и были захвачены без единого выстрела. Однако командир эскадры адмирал Хосе Мануэль Пареха понимал, что долго удерживать архипелаг, находящийся в тысячах километров от ближайшей испанской базы, он не сможет. Поэтому он потребовал от перуанского руководства признать испанского представителя (фактически - наместника) и заплатить выкуп в три миллиона песо (огромную сумму по тем временам), обещая в ответ вернуть захваченную территорию. Республика Перу на тот момент не имела военного флота, способного противостоять испанской эскадре, а потому президент Хуан Антонио Песет нехотя принял ультиматум.

Но перуанский народ, узнав об этой позорной сделке, поднял восстание. Песет был свергнут и бежал из страны. Сменивший его полковник Мануэль Игнасио Прадо отказался выполнять договор, а вместо этого объявил войну Испании. Перу вскоре поддержали соседи - Чили, Боливия и Эквадор, но даже их флоты в совокупности были слабее эскадры Парехи. Между тем, у адмирала не было наземных войск для действий на суше, таким образом, сложилась патовая ситуация: на море безраздельно господствовали испанцы, но сунуться на берег они не смели. Да и кораблей у них было маловато для блокады побережья.

При этом время работало на латиноамериканцев, которые отправили агентов в Европу для закупки современных боевых кораблей, в том числе броненосцев. После их поступления соотношение сил должно было измениться коренным образом, тем более, что испанские корабли от долгого плавания постепенно изнашивались. Видя безвыходность положения, адмирал Пареха впал в депрессию, тяжко запил и в конце концов покончил с собой. Вместо него эскадру возглавил старший по званию капитан "Нумансии" Касто Мендес Нуньес. Он решил попытаться активными и жестокими действиями переломить ситуацию и склонить латиноамериканцев к покорности. 31 марта 1866 года испанская эскадра бомбардировала чилийский порт Вальпараисо, причинив ему большие разрушения, но чилийцев это только разозлило.

В качестве следующей жертвы был выбран главный перуанский порт Кальяо, однако там, в отличие от беззащитного Вальпараисо, испанцев ждал горячий прием. За годы независимости перуанцы серьезно укрепили этот порт, построив в дополнение к старому испанскому форту Реал Фелипе несколько береговых батарей и вооружив их новыми крупнокалиберными нарезными орудиями, купленными в Великобритании. Осбоенно мощными были батареи "Хунин" и "Ла Мерсед", в каждой из которых за броневыми барбетами толщиной в четыре дюйма стояли по два десятидюймовых орудия Армстронга. Еще пять таких же грозных десятидюймовок стояли вдоль набережной, а всего город и порт защищали 52 пушки различных калибров.

В распоряжении Мендес Нуньеса находилось семь боевых кораблей, однако шесть из них не имели брони и были весьма уязвимы. Только "Нумансия", защищенная широким броневым поясом толщиной от 100 до 130 мм, могла держать удары тяжелых перуанских снарядов. Тем не менее, капитан решил рискнуть, полагаясь на высокую огневую мощь своих кораблей. Ведь только на "Нумансии" стояло 40 восьмидюймовок, а всего на его кораблях имелось 252 орудия, из них 126 восьмидюймовых. Правда, боекомплект был уже частично израсходован при обстреле Вальпараисо.

Атака испанского флота на Кальяо началась утром 2 мая 1866 года, то есть, ровно 150 лет назад.

Продолжение следует.
http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2367005/2367005_original.jpg
Флагман эскадры Касто Мендес Нуньеса броненосец "Нумансия". Он же изображен на заставке.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2366944/2366944_original.jpg
Парусно-паровой фрегат "Альманса" - один из крупных, хорошо вооруженных, но безбронных кораблей испанской эскадры.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2368089/2368089_original.jpg
У Перу в 1866 году были два маленьких броненосца, по современным меркам - бронекатера: однопушечный монитор "Виктория" и двухпушечный казематный "Лоа", но в бои с испанской флотилией они не вступали из-за слабого вооружения и низкой мореходности. Компьютерная графика Петра Форкашевича.
http://vikond65.livejournal.com/474630.html#comments

0

8

Запоздалый визит, финал

Артиллерийская дуэль между испанской эскадрой и береговыми батареями Кальяо началась за 10 минут до полудня 2 мая 1866 года. Обе стороны стреляли неважно и попадали редко, но каждое попадание тяжелых снарядов приводило к серьезным последствиям. Десятидюймовый фугас, взорвавшийя в котельном отделении фрегата "Вилья де Мадрид", убил 35 человек и полностью разрушил котлы. Фрегат "Венсендора" взял поврежденный корабль на буксир и вытащил его из зоны обстрела. Во время этой операции перуанцы сделали по обездвиженному "Вилья де Мадриду" и его буксировщику порядка 200 выстрелов, однако ни разу не попали.

Флагманский броненосец "Нумансия" получил два или три снаряда. Один из них рикошетировал от брони, еще один взорвался на верхней палубе, ранив осколками нескольких матросов и стоявшего на мостике командира эскадры капитана Мендес Нуньеса. Впрочем, ранение оказалось не опасным. У фрегата "Беренгуэла" снаряд пробил борт ниже ватерлинии, но не взорвался. Тем не менее, дыра получилась внушительной, корабль набрал воды и вышел из боя, хотя и своим ходом. Единственный снаряд, угодивший во фрегат "Альманса", вызвал детонацию пороховых картузов одной из пушек. Погибло 13 артиллеристов. "Альманса" загорелась и тоже вышла из боя, но через полчаса, потушив пожар, вернулась и вновь вступила в перестрелку.

Одним попаданием отделался фрегат "Бланка", на котором погибли восемь матросов и был ранен капитан Хуан Батиста Топете - будущий главком испанских ВМС. Собственно, этим успехи перуанских артиллеристов и ограничились. Испанцам же удалось вывести из строя двухорудийную 10-дюймовую барбетную батарею "Ла-Мерсед". На ней произошел мощный взрыв, уничтоживший прислугу обоих орудий, а заодно и перуанского министра обороны полковника Хосе Гальвеса, наблюдавшего оттуда за боем. Правда, есть версия, что этот взрыв был вызван не испанским снарядом, а собственным, вывалившимся из люльки при заряжании и ударившимся взрывателем об каменный пол.

Постепенно большинство перуанских орудий главного калибра замолкло, но не столько от вражеского огня, сколько из-за поломок лафетов и механизмов наводки, вызванных отдачей при стрельбе. К 16 часам испанцы полностью израсходовали боекомплект. По свидетельству французского офицера, находившегося в качестве наблюдателя на "Бланке", последние залпы этот фрегат делал холостыми зарядами, чтобы морально поддержать моряков других кораблей и оказать психологическое воздействие на врагов, поскольку снарядов у него уже не было.

Но вскоре боеприпасы закончились и на других кораблях. У перуанцев к тому времени продолжали стрелять три десятидюймовых орудия из девяти имевшихся к началу сражения. Мендес Нуньесу не оставалось ничего иного, кроме как скомандовать отход. Четырехчасовой "обмен любезностями" завершился вничью. Как нередко бывает в подобных случаях, обе стороны объявили о своей победе, однако, с объектичной точки зрения это был успех перуанцев и неудача испанцев, не сумевших добиться поставленной цели.

Потрепанной эскадре Мендес Нуньеса вскоре пришлось уйти на Филиппины, так как несколько кораблей требовали серьезного ремонта. Вместе с ней эвакуированлись гарнизоны островов Чинча, которые без поддержки флота были бы обречены на гибель. Таким образом, попытка Испании вновь утвердиться в Южной Америке закончилась полным провалом. При обстреле Кальяо испанцы потеряли 56 человек убитыми и умершими от ран. Еще 70 моряков получили тяжелые ранения и 68 - более легкие. Потери противника они оценили аж в две тысячи убитых и раненых, однако, на самом деле у перуанцев погибли 83 человека (почти все - при взрыве батареи "Ла-Мерсед") и 250 были ранены.

Делая хорошую мину при плохой игре, испанцы встретили вернувшихся моряков эскадры капитана Мендес Нуньеса с триумфом. Газеты на все лады воспевали их подвиг, каждому торжественно вручили специально отчеканенную медаль с профилем королевы, а самого капитана произвели в адмиралы. Кроме того, все участники экспедиции получили за время своего двухлетнего похода двойное жалование, а семьям погибших была назначена повышенная пенсия. Я не знаю, как наградили перуанцы участников боя со своей стороны, но там 2 мая до сих пор отмечается как национальный праздник победы над колонизаторами. В Кальяо в этот день проходит военный парад и производится холостой выстрел из десятидюймовой пушки - одной из тех, которые 150 лет назад защищали город.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2367690/2367690_original.jpg
Тренировка артиллеристов на одной из двух 10-дюймовых барбетных батарей Кальяо.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2368505/2368505_original.jpg
Еще два таких же береговых орудия, установленных на городской набережной.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2367890/2367890_original.jpg
Ранение капитана Касто Мендес Нуньеса на мостике броненосца "Нумансия".

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2368720/2368720_original.jpg
Холостой выстрел из 10-дюймовки во время торжественной церемонии в память о сражении 2 мая 1866 года.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2368938/2368938_original.jpg
Бронзовая медаль, которой в Испании наградили участников боя.
http://vikond65.livejournal.com/475052.html#comments

0

9

Победители штанов не надевали
http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2334514/2334514_original.jpg

Как известно, Остап Бендер был уверен, что все бразильцы щеголяют в белых штанах. Однако, если бы великий комбинатор попал в страну своей мечты примерно на 300 лет раньше, то он бы с удивлением обнаружил, что почти всё мужское население обширной территории, которую позже назовут Бразилией, не носит не только белых штанов, но и вообще никаких. Причем это касалось не только индейцев - аборигенов и негров - рабов, но и европейских переселенцев, а также их потомков.

Сложно сказать, когда португальцы, переселившиеся в Новый Свет, отказались от этого предмета мужского гардероба и когда они к нему вернулись, однако в середине XVII века портки их не интересовали. Об  этом можно судить по эпическому батальному полотну "Битва среди холмов Гуарарапис". На картине, помещенной вверху, португальцы изображены слева, а воевавшие с ними за контроль над Бразилией голландцы - справа. Хорошо видно, что большинство португальских солдат и офицеров в точности соответствует поговорке "без порток, но в шляпе", оказывается, она имела реальный исторический прототип.

Кстати, сегодня - годовщина этого сражения, произошедшего 19 апреля 1648 года. В нем португальцы благодаря удачному выбору места боя и умелому использванию ландшафта одержали убедительную победу над голландцами, несмотря на то что их было всего две тысячи, а голландцев - не менее четырех с половиной тысяч.

Португало-бразильцы атаковали голландцев на выходе из узкого дефиле между высокой холмистой грядой и болотом. В результате голландцы, растянутые в длинную колонну вдоль дороги, не смогли реализовать свое численное преимущество. А когда португальцы, зная безопасные пути через болото, атаковали противника еще и с левого фланга, голландцы не выдержали комбинированного удара и отступили в беспорядке. Им не помогли ни панталоны, ни даже имевшиеся у многих солдат кирасы и шлемы. Потери голландской армии составляли около тысячи убитых, раненых и пленных, а португало-бразильской - всего 84 убитых и 400 раненых. При отступлении голландцы бросили две пушки, ставшие трофеями победителей.

Интересно, что через год на том же самом месте произошло еще одно сражение с теми же участниками и тем же результатом, однако это уже другая история.
http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2334767/2334767_original.jpg
Командиры португальской армии в Бразилии Жоао Фернандес Виейра и Андре Видал де Негрейрос. Справа - португало-бразильский солдат времен битвы у Гуарарапис. Судя по шелковой тунике и шпаге на перевязи из шкуры ягуара, солдат - не простой, однако, штаны и обувь он, судя по всему, считал явными излишествами.
http://vikond65.livejournal.com/468489.html#comments

0

10

Червям в небе не место
http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2333767/2333767_original.jpg

Ровно 55 лет назад, 18 апреля 1961 года, обычно тихие и безлюдные берега кубинского залива Кочинос тряслись от адского грохота. Тяжелые залпы гаубиц и танковых орудий смешивались в оглушительную какофонию с взрывами бомб, ракет и минометных мин, скороговоркой зениток и стрелковки. А в небе сплетались пулеметныме трассы, белые шлейфы НАР и широкие ленты черного дыма, тянувшиеся за сбитыми самолетами.

В тот день наступил кульминационный момент сражения за плацдармы Плайя Хирон и Плайя Ларга, где накануне высадились батальоны кубинских эмигрантов и наемников, намеревавшиеся свергнуть революционный режим Фиделя Кастро. Себя они называли "Штурмовой бригадой №2506", а кастровцы дали им презрительную кличку гусанос, то есть, черви. Сойдя на берег 17 апреля, гусанос почти сразу встретили яростный отпор, а на следующий день кубинская армия, подтянув резервы, перешла в контрнаступление и в 24-часовом бою разгромила противника. К вечеру 19 апреля "Штурмовая бригада" была окружена, отрезана от моря и вскоре капитулировала. Из 1474 десантников 118 погибли или пропали без вести и 1202 (по другим данным - 1183) сдались в плен. Кубинская армия и народная милиция потеряли 176 человек убитыми и около 500 ранеными.

Битва на побережье сопровождалось не менее яростными воздушными схватками. Точнее, сражение за кубинское небо разгорелось еще до начала наземной операции. "Бригаде №2506" была придана ударная авиация, состоявшая из 24 предоставленных ЦРУ двухмоторных боевых самолетов А-26 "Инвэйдер". Этот авиаотряд, который базировался во Флориде, получил название Fuerza Aerea Libertada - "Освободительные воздушные силы", сокращенно - FAL. Кубинские ВВС тогда носили название Fuerza Aerea Revolucionaria - FAR.

"Инвэйдеры" FAL имели достаточно мощное наступательное вооружение - по восемь крупнокалиберных пулеметов и по две тонны бомб, некоторые машины дополнительно несли ракетные подвески. Однако с защитным вооружением дела обстояли гораздо хуже. ЦРУ не удалось быстро навербовать достаточное число испаноязычных авантюристов с летной и стрелковой подготовкой для формирования полноценных экипажей. Поэтому на "Инвэйдерах" не было воздушных стрелков и они не могли самостоятельно обороняться от перехватчиков. А истребителей сопровождения для FAL почему-то не выделили. Вероятно, ЦРУшники, которые планировали и готовили операцию, оптимистично считали, что кастровские ВВС не смогут оказать достойного сопротивления.

В Америке знали, что FAR, вооруженные старой американской и английской техникой, страдают от изношенности самолетов и нехватки запчастей, так как после революции США и Великобритания прекратили поставки. Тем не менее, в ЦРУ решили подстраховаться и дали приказ FAL нанести за несколько дней до вторжения серию авиаударов по кубинским аэродромам, чтобы уничтожить FAR на земле.

Военную акцию объединили с пропагандистской. Непосредственно перед налетами "Инвэйдеры" окрасили в черно-серебристые цвета кубинских ВВС и нанесли на них опознавательные знаки FAR. А в американские и мировые СМИ была вброшена дезинформация, будто кубинские военные летчики подняли восстание против "бесчеловечного режима", захватили самолеты, разбомбили собственные авиабазы и улетели в США. С соответствующими рассказами выступили вернувшиеся из рейда на Кубу и проинструктированные "кураторами" пилоты FAL.

Сам рейд состоялся рано утром 15 апреля и имел весьма сомнительный успех. С одной стороны, ни один участвовавший в нем самолет не был сбит, и это укрепило уверенность "кураторов" в том, что кубинская ПВО - слаба и беспомощна. С другой же, несмотря на бодрые доклады участников налета, заявивших об уничтожении не менее 25 вражеских самолетов, реальные потери FAR были гораздо меньше - всего 10 самолетов, причем большинство из них составляли не боевые, а учебные и легкие связные машины. Кроме того, гусанос разбомбили три пассажирских "Дугласа" в гаванском аэропорту.

Однако начальство в Лэнгли поверило летчикам, придя к выводу, что кубинские ВВС ликвидированы, а значит, никакая опасность с воздуха "Штурмовой бригаде" не угрожает. Между тем, на Кубе налет расценили адекватно, поняв, что вторжение следует ожидать в ближайшее время. За оставшиеся два дня на кубинских аэродромах экстренно привели в боевую готовность все самолеты, способные подняться в воздух и нести оружие. Таковых оказалось девять штук: два "Инвэйдера", четыре поршневых истребителя-бомбардировщика "Си-Фюри" и три учебно-боевых самолета T-33А, представлявших собой двухместную модификацию первого американского реактивного истребителя F-80 "Шутинг Стар". Т-33А вооружен двумя крупнокалиберными пулеметами и может использоваться в качестве эрзац-истребителя.

Кроме того, заметив, что гусанос летают на самолетах в окраске FAR, кубинцы за несколько часов перекрасили все свои боеспособные машины в оливково-зеленый цвет нитроэмалью, применяемой для окраски военной авто-бронетехники. Благодаря этому путаница в распознавании своих и чужих кубинским летчикам и зенитчикам больше не грозила. Летный состав FAR состоял из полутора десятков молодых пилотов, свято веривших в идеалы кубинской революции и ненавидевших ее врагов. В предстоящих боях эта высокая идейность сыграла важную роль.

Утром 17 апреля революционные ВВС получили первый боевой приказ: атаковать десантные корабли в заливе Кочинос. На задание отправился "Инвэйдер" и два "Фьюри". Воспользовавшись неожиданностью (десантникам объявили, что у Кастро нет авиации) пилот одного из "Фьюри" Энрике Каррерас Рохас сблизился с флотилией и с короткой дистанции дал ракетный залп по борту транспорта "Хьюстон". Две ракеты взорвались у ватерлинии, сквозь пробоины в трюм хлынула вода. Перекрыть поступление воды не удалось и капитан под угрозой затопления приказал рулевому посадить судно на прибрежную отмель. Бомбардировщик и второй истребитель не добились прямых попаданий. Несмотря на запоздалый огонь зениток, тройка без потерь вернулась на базу.

Через два часа состоялся повторный налет, в котором участвовали уже три "Фьюри" и два "Инвэйдера". И снова Рохасу сопуствовал успех. Ему удалось всадить все шесть ракет в груженный боеприпасами транспорт "Рио-Эскандидо", который у всех на глазах взлетел на воздух. Помимо боеприпасов "Рио-Эскандидо" вез радиостанции поэтому его гибель оставила "Штурмовую бригаду" без связи. Пилот А-26 Лагас Морреро сумел поразить еще один транспорт, который загорелся и выбросился на берег.

Завершив атаку, самолеты развернулись на обратный курс, но тут им повстречалась группа серебристо-черных "Инвэйдеров" гусанос, также возвращавшихся с штурмовки. Незадолго до этого под удар FAL попала спешившая на фронт автоколонна школы народной милиции. Революционные летчики, не раздумывая, атаковали воздушного противника оставшимися боеприпасами. Вновь отличился Рохас, сбивший бомбардировщик, а кроме него победы одержали Лагас Морреро и Луис Алфонсо Сильва, причем Морреро и Сильва сами летели на бомбардировщиках и это был их первый воздушный бой! Придя в себя, уцелевшие пилоты FAL вступили в схватку "по-истребительному". Двоим из них удалось взять в клещи и расстрелять "Си-Фьюри" Карлоса Ульсы, пилот погиб.

До конца дня кубинцы совершили еще один налет на эскадру вторжения, на этот раз - безуспешный. Самолет Луиса Альфонсо Сильвы получил прямое попадание снаряда корабельной зенитки и рухнул в бухту. Из трех членов экипажа никто не выжил. Всего за первый день боев FAL потеряли в воздушных боях и от зенитного огня пять самолетов, а FAR - два. Таким образом, в составе революционных ВВС осталось всего семь машин, но они пока не выложили на стол свой главный козырь - реактивные Т-33А.

На заставке  - "Инвэйдеры" FAL атакуют кубинскую автоколонну.

Продолжение следует.
http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2331828/2331828_original.jpg
Один из "Инвэйдеров" FAL в аэропорту Майами. Самолет окрашен по стандарту кубинских ВВС и несет фальшивое обозначение FAR.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2332357/2332357_original.jpg
Еще один "Инвэйдер" гусанос с подкрыльевыми пулеметными контейнерами.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2333029/2333029_original.jpg
Пассажирский "Дуглас" DC-3, уничтоженный в Гаванском аэропорту при авианалете 15 апреля 1961 года.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2331472/2331472_original.jpg
Накануне высадки "Бригады №2506" в составе кубинских ВВС числились два "Мустанга" H-51D, однако оба они получили повреждения при бомбардировке авиабазы Сан-Антонио и не смогли принять участие в боевых действиях. Одна их этих машин выставлена в военном музее Гаваны.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2332516/2332516_original.jpg
Кубинские зенитчики на гаванской набережной со счетверенной установкой ДШК чехословацкого производства.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2334010/2334010_original.jpg
Горит и уходит под воду взорванный транспорт "Рио-Эскандидо".

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2331327/2331327_original.jpg
"Си-Фьюри" FAR в оливково-зеленой окраске с ракетами HVAR и подвесным топливным баком.
http://vikond65.livejournal.com/468196.html#comments
Внизу - "Инвэйдер" FAL, "загримированный" под FAR.

0

11

Червям в небе не место, окончание
http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2334323/2334323_original.jpg

18 апреля 1961 года стало решающим днем в борьбе за господство в воздухе над заливом Кочинос. На этот день командование Реолюционных ВВС поставило перед пилотами задачу - перехватывать и уничтожать вражеские бомбардировщики, которые бомбили позиции кубинских войск и пытались воспрепятствовать переброске подкреплений в зону боевых действий. Утром на боевое патрулирование вылетело смешанное звено из двух Т-33А и одного "Фьюри".

На подлете к заливу летчики обнаружили группу "Инвэйдеров", шедших в сторону моря. Пользуясь преимушеством в скорости Т-33А легко догнали противника. Лейтенант Алваро Прендес Кинтана с нескольких заходов, расстреляв весь боекомплект, зажег один бомбардировщик, упавший в воды залива. Остальным кубинцам повезло меньше, атакованные ими "Инвэйдеры" сумели уйти.

Следующий вылет перехватчиков прошел безрезультатно. Не встретив противника истребители вернулись на аэродром. Однако в этот же день неоднократно отличились зенитчики. За ночь кубинцы перебросили к линии фронта восемь счетверенных зенитно-пулеметных установок и батарею 37-миллиметровых зенитных орудий, недавно полученных из СССР. Их расчеты надежно прикрыли наземные войска, сбив еще два бомбардировщика.

Последнюю попытку нанести авиаудар по кубинским позициям интервенты предприняли утром 19 апреля, и эта попытка закончилась полным фиаско. Над линией фронта четверку "Инвэйдеров" встретили два Т-33А под управлением Рафаэля дель Пино и Альваро Прендеса Кинтаны. Атаковав с незащищенной задней полусферы, они сбили два бомбардировщика и серьезно повредили еще один, которому с трудом удалось оторваться от преследования. Но до своей базы во Флориде он не дотянул и упал в море. Последний, четвертый бомбардировщик то ли по ошибке, то ли стараясь поскорее освободиться от бомбового груза, отбомбился по сахарному заводу "Аустралия", где размещался штаб "Штурмовой бригады". Зенитчики бригады, решив, что их атакует самолет FAR, открыли огонь и сбили "Инвэйдер".

Поскольку все вылетевшие на задание пилоты FAL держали радиосвязь с базой, там сразу узнали об их гибели. Луис Косме, командир "Освободительных воздушных сил", которые за два дня боев сократились ровно вдвое, тотчас же заявил, что потери слишком велики и что ни один его подчиненный в воздух больше не поднимется. Впрочем, к тому моменту провал десантной операции был уже очевиден, а до капитуляции "Бригады №2506" оставалось несколько часов.

За три дня боев авиация гусанос потеряла 12 бомбардировщиков. Семь из них были сбиты кубинскими самолетами, четыре - кубинской наземной ПВО и еще один - собственными зенитчиками. Помимо семи воздушных побед пилоты FAR уничтожили три транспорта и две десантные баржи. Учитывая, что кубинцы задействовали всего 10 самолетов, а в их кабинах сидели летчики, которые ранее никогда не участвовали в воздушных боях и не атаковали надводные цели, такой результат можно считать феноменальным.

На заставке - один из кубинских "Си-Фьюри", участвовавший в битве за Плайя Хирон и установленный перед входом в музей этого сражения. Кубинские музейщики - такие же пофигисты, как наши, поэтому самолет несет камуфляж и опознавательные знаки, введенные в кубинской авиации лишь в 1962 году.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2330407/2330407_original.jpg
УТС "Локхид" Т-33А - гроза "Инвэйдеров" в экспозиции Гаванского военного музея. Далее - найденные на Кубе обломки сбитых самолетов гусанос.
В центре левого снимка - легко узнаваемый команданте Фидель.
http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2330628/2330628_original.jpg
http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2332051/2332051_original.jpg
http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2330293/2330293_original.jpg

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2333195/2333195_original.jpg
Один из уцелевших самолетов FAL, установленный на эародроме во Флориде, с которого эта машина в апреле 1961-го летала бомбить Кубу.
http://vikond65.livejournal.com/468374.html#comments

Отредактировано Max (2016-06-05 12:57:58)

0

12

Max, ох... классная подборка!

+1

13

Великая равнина Маипу
http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2306049/2306049_original.jpg

5 апреля 1818 года на равнине Маипу, в нескольких милях к югу от Сантьяго, состоялась битва между испанской и чилийско-аргентинской армиями, которую президент Аргентины Бартоломео Митре впоследствии назвал "первым великим сражением Южной Америки". Испанцы под командованием генерала Мариано Осорио потерпели сокрушительное поражение, благодаря которому Чилийская Республика освободилась от 300-летнего испанского владычества и обрела независимость.

Весьма интересен приказ, собственноручно написанный командующим объединенной освободительной армией генералом Хосе Сан-Мартином и оглашенный среди офицеров его армии накануне сражения. Этот приказ достоин того, чтобы привести его целиком:

«У каждого солдата должно быть по сто патронов и по пять камней, чтобы кидать во врага. Перед началом битвы надлежит выдать каждому солдату порцию вина или писко (чилийская виноградная водка, прим. В.К.). Вино — предпочтительнее. Перед началом битвы командиры должны обратиться к своим солдатам с патриотической речью, чтобы поднять их боевой дух.

Если подразделение пехоты или кавалерии увидит, что на него идут в штыковую атаку, оно не должно ждать приближения противника, а должно выдвинуться на 50 шагов навстречу атакующим со штыками или саблями в руках. Раненые, которые не смогут идти без посторонней помощи, останутся на поле до окончания битвы. Чтобы вынести одного раненого, необходимы два человека, мы не можем себе этого позволить.

В том месте, где находится главнокомандующий, будет развеваться трехцветный красно-бело-синий флаг. Красный флаг будет обозначать расположение запасов амуниции. Когда над ставкой главнокомандующего поднимутся сразу три флага — трехцветный, бело-голубой и красный, все солдаты должны кричать „Да здравствует свобода!“ и идти в атаку на врага. Когда сопротивление противника будет сломлено, его надо упорно преследовать. Когда прозвучит сигнал сбора, все должны немедленно собраться и построиться. Офицеры должны осознавать, что эта битва решит судьбу Америки и что лучше с честью умереть на поле боя, чем сдаться палачам.

Я уверен в нашей победе. Командующие дивизиями мне помогут. Им следует неукоснительно выполнять мои приказы. Несколько кавалерийских эскадронов из двадцати пяти — тридцати человек должны находиться за боевыми порядками, чтобы карать копьями и саблями солдат, обратившихся в бегство. Так как наши люди лучше приспособлены к наступлению, чем к обороне, приказываю командирам отрядов в любой непредвиденной ситуации проявлять инициативу и идти вперед».

Приказ возымел действие. Солдаты Освободительной армии выдержали натиск противника, нанесли контрудар и обратили испанцев в бегство. Остатки армии Осорио укрылись в окруженой каменными стенами фазенде Эспехо, однако опьяненные вином и кровью чилийцы с ходу взяли штурмом это укрепление и перебили или взяли в плен всех, кто там находился. Из пяти тысяч испанцев, участвовавших в сражении, около двух тысяч погибли и почти три тысячи сложили оружие. Победителям достались более 4000 мушкетов, 1200 мушкетонов и вся испанская артиллерия — 20 пушек, в том числе восемь — крупнокалиберных. Спасся только генерал Осорио со своим штабом и примерно 200 кавалеристов, сумевших оторваться от погони.

Армии Сан-Мартина этот триумф достался недешево. Из шести тысяч вступивших в битву солдат и офицеров почти 900 человек (из них 150 офицеров!) были убиты или умерли от ран, более 1100 — получили несмертелные ранения. Таким образом, потери составляли примерно треть чилийско-аргентинской армии, а это очень высокий показатель, говорящий об ожесточенности сражения.

На заставке - картина, изображающая атаку чилийской кавалерии в битве на равнине Маипу.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2305820/2305820_original.jpg
Главные действующие лица: генерал Хосе Сан-Мартин, его ближайший помощник генерал Бернардо О`Хиггинс и испанский главком Мариано Осорио.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2306556/2306556_original.jpg
Обмундирование армии Сан-Мартина. Слева - направо: артиллерист, пехотный офицер, рядовой линейной пехоты, драгун и военный капеллан.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2306859/2306859_original.jpg
Сан-Мартин в сражении на Маипу.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2306811/2306811_original.jpg
Испанские артиллеристы в битве на Маипу.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2307108/2307108_original.jpg
Современные чилийские и аргентинские реконструкторы разыгрывают сражение на Маипу. Неудивительно, что с такой "попаданческой" пушкой им удалось легко сокрушить испанцев.
http://vikond65.livejournal.com/462538.html#comments

0

14

Не самый крутой Уокер

160 лет назад, 20 марта 1856 года на севере Коста-Рики состоялось эпическое по местным меркам сражение между костариканской армией под командованием генерала Хосе Хоакина Моры и вторгшейся в страну с севера бандой наемников, подчинявшихся самозванному "президенту" Никарагуа, американскому авантюристу Уильяму Уокеру.

Уокер был личностью весьма неординарной, его постоянно тянуло на подвиги и он с детства мечтал захватить и возглавить какую-нибудь страну. Первую попытку он предпринял в январе 1854 года. Набрав в Калифорнии отряд лихих парней и посадив его на корабль, Уокер отправился завоевывать северо-западные провинции Мексики. Высадившись на мексиканской террритории и захватив городок Ла Пас, Уокер провозгламил создание "Независимой республики Байя Калифорния", объявил Ла Пас ее столицей, а себя - президентом. Затем он попытался начать распродажу захваченных земель американцам. Однако желающих приобрести столь сомнительные активы не нашлось.

Этот цирк закончился довольно быстро. Мексиканское правительство, узнав о произошедшем, направило против Уокера регулярные войска, которые уже в мае наголову разбили его воинство и вынудили незадачливого завоевателя бежать обратно в Штаты. Но Уокер не пал духом и вскоре решил попытать счастья в другом месте. В 1855 году, узнав о том, что в Никарагуа вспыхнула традиционная для Латинской Америки гражданская война между либералами и консерваторами, он через посредника предложил свои услуги лидеру либералов Франсиско Кастельону, пообещав ему обеспечить победу за умеренную плату.

Кастельон согласился, не подозревая, чего на самом деле хочет этот гринго, а он хотел "всего лишь" стать никарагуанским диктатором. Далее история повторилась. В Новом Орлеане Уокер завербовал 56 джентльменов удачи и поплыл с ними покорять еще одну страну. Коллективчик подобрался ему подстать. Например, один из наемников - англичанин Чарльз Хеннингсен уже успел повоевать в Испании на стороне претендента на трон Дона Карлоса, в Венгрии - в рядах венгерских повстанцев и даже в Черкесии - на стороне горцев против российской армии.

Высадившись в Никарагуа, наемники Уокера, называвшие себя флибустьерами, быстро пополнились примерно двумя сотнями местных головорезов и вскоре нанесли сокрушительное поражение консерваторам, благодаря своим боевым навыкам и превосходству в вооружении. Все они имели нарезные карабины и револьверы, которые в Центральной Америке были тогда еще в диковинку. Кастельон к тому времени скоропостижно умер от холеры, а его преемником стал некий Патрисио Ривас, которого флибустьеры провозгласили президентом Никарагуа. Однако на деле этот человек был лишь ширмой, а руководство страной захватил Уокер, официально считавшийся главнокомандующим никарагуанской армии, но фактически взявший Риваса в заложники и правивший от его имени.

Узнав о таком успехе, в Никарагуа начали стекаться новые наемники из Европы и США. А Уокер, решив, что настал его звездный час, объявил о масштабном плане объединения всех центральноамериканских республик - Никарагуа, Коста-Рики, Гватемалы, Гондураса и Сальвадора в некое подобие Соединенных Штатов.

Разумеется, лидерам соседних стран этот план, мягко говоря, не понравился и они начали формировать военную коалицию против новоявленных "конкистадоров". Уокер не стал дожидаться ее создания и предпочел атаковать соседей по очереди. Начать он решил с Коста-Рики. Воевать туда отправился батальон с двумя пушками под командованием австрийского полковника Шлезингера. Батальон численностью 258 человек состоял из трех рот - немецко-австрийской, французской и американской, хотя там были и местные, а также - итальянцы, швейцарцы, поляки, англичане, ирландцы, в общем, кого там только не было.

19 марта "армия" Шлезингера перешла границу с Коста-Рикой, а на следующий день заняла асьенду Санта-Роза, которой предстояло стать местом битвы костариканцев за свою независимость. Вечером 20 марта к Санта-Розе подошла армия генерала Моры численностью примерно 700 человек с двумя маленькими фальконетами. Костариканцы атаковали с ходу, одновременно с трех направлений, а с четвертого к асьенде примыкал лес.

Наемники, не ожидавшие, что врагов окажется так много и что они будут столь решительны, засели в огороженном невысокой каменной стеной загоне для скота и в двухэтажном центральном здании усадьбы. Из загона им вскоре пришлось ретироваться в дом, но и там флибустьерам не удалось закрепиться, поскольку сразу вслед за ними через двери и окна в здание ворвались костариканцы.

Не выдержав стремительного натиска, наемники после короткой рукопашной схватки побежали в лес, бросив пушки, не успевшие сделать ни одного выстрела. Бой продолжался всего около 15 минут. После его окончания костариканцы насчитали 59 вражеских трупов, пленных они не брали. Их собственные потери составляли 19 человек: 15 рядовых и четырех офицеров.

Продолжение следует.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2269185/2269185_original.jpg
Уильям Уокер, костариканский генерал Хосе Хоакин Мора и памятник костариканскому солдату Хуану Сантамария, погибшему в битве у Санта-Розы, но перед этим сумевшему поджечь факелом здание, в котором оборонялись флибустьеры Шлезингера.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2267672/2267672_original.jpg
Слева: построение армии Моры. Справа: костариканский лейтенант и рядовой в обмундировании времен "флибустьерской" войны 1856 года.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2268860/2268860_original.jpg
Полковник Шлезингер и его наемники.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2268375/2268375_original.jpg
Флибустьеры в Никарагуа.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2268601/2268601_original.jpg
Асьенда Санта-Роза.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2268095/2268095_original.jpg
Ветераны сражения за Санта-Розу, снимок 1876 года.
http://vikond65.livejournal.com/453896.html#comments

0

15

Не самый крутой Уокер, продолжение

После победы у Санта-Розы костариканцы, преследуя врага, вступили на никарагуанскую территорию. Там к ним присоединились местные ополченцы - противники режима Уокера. Благодаря им численность армии генерала Моры возросла до 1200 человек. 11 апреля основные силы наемников потерпели очередное, еще более крупное поражение в битве у города Ривас, потеряв более 200 солдат и офицеров убитыми и несколько сотен ранеными. В результате этого разгрома остатки флибустьеров были полностью деморализованы и среди них началось повальное дезертирство.

Казалось, авантюре Уокера приходит конец, однако в ход событий, как всегда неожиданно, вмешалась судьба. В костариканской армии вспыхнула эпидеимя холеры, моментально скосившая сотни бойцов и заставившая остальных в панике бежать с зараженных земель. Буквально за неделю победоносное войско перестало существовать. Более того, возвращавшиеся на родину солдаты принесли с собой смертельную инфекцию, от которой за несколько месяцев вымерло до 15% населения Коста-Рики. О продолжении войны не могло быть и речи.

Эта катастрофа, обрушившаяся на противников Уокера, дала ему отсрочку, позволив вновь собраться с силами и на время укрепить свою власть. В июле он выгнал марионетку Патрисио Риваса и уже без обиняков объявил себя президентом Никарагуа. США моментально признали его, однако Великобритания и Франция отказались это делать, усматривая в происходящем проявление американской экспансии и угрозу своим интересам в регионе. И для этого были веские основания. Уокер, став полновластным диктатором, сразу запустил программу "американизации" Никарагуа.

Он сделал английский язык государственным, хотя почти никто из никарагуанцев его не знал, ввел доллар США в качестве официальной валюты, призвал американцев, особенно - южан, массово иммигрировать в Никарагуа, обещая им всяческие льготы, а главное - издал закон о восстановлении в стране рабства, отмененного еще несколько десятилетий назад. Возможно, он надеялся, что благодаря этому ему удастся заручиться прямой военной поддержкой Соединенных Штатов и оградить свой режим штыками американских морских пехотинцев.

Однако надежды не оправдались. Вашингтон, где набирали силу противники рабовладения, решил не вмешиваться. Кроме того, Уокер совершил большую ошибку, "отжав" бизнес в Никарагуа у американского транспортного магната Корнелиуса Вандербильта, владевшего в этой стране пароходной компанией. В ответ Вандербильт подключил свои связи в Конгрессе и уже через месяц США разорвали дипломатические отношения с правительством Уокера.

Тем временем Гватемала, Сальвадор и Гондурас, наконец, создали "антиуокеровский" военный блок. По некоторым данным, его снабдили деньгами и оружием англичане и разозленный на Уокера Вандербильт. Опустошенная эпидемией Коста-Рика уже не могла оказать союзникам реальную поддержку, но и без нее у альянса было достаточно сил для свержения проходимца.

Осенью 1856 года с севера в Никарагуа вторглась объединенная армия трех центральноамериканских стран общей численностью 4000 солдат и офицеров. Противостоять ей в открытом бою Уокер не мог, поскольку в его распоряжении к тому времени оставалось всего около 500 человек, из которых более-менее надежными были только европейцы и американцы. Поэтому он укрылся в хорошо защищеннном городе-крепости Гранада на берегу Никарагуанского озера. 12 октября Гранада была взята в осаду.

Осада продолжалась два месяца. Исчерпав запасы провизии и не видя перспектив дальнейшей обороны, флибустьеры в декабре ушли на восток, воспользовавшись тем, что кольцо блокады было неплотным. Перед уходом они подожгли город, в котором было много исторических зданий и памятников архитектуры, построенных еще во времена испанского владычества. На центральной площади они поставили столб с издевательской табличкой на испанском языке: Aquí fue Granada - "Здесь была Гранада". Это бессмысленное варварство никарагуанцы помнят и не могут простить американцам до сих пор.

Преследуемые войсками коалиции флибустьеры весной 1857 года вышли к восточному побережью. Дальнейшее сопротивление было безнадежно и Уокер решил бежать. Он договорился с капитаном американского шлюпа "Сент Мэри" Чарльзом Дэвисом об эвакуации в США своих людей, которых оставалось около 300 человек. В Нью-Йорке флибустьеров и их предводителя встретили как героев, однако слава, если ее не поддерживать, проходит быстро. Через некоторое время о никарагуанской эпопее стали забывать.

В 1860 году Уокеру, все еще не оставлявшему надежды стать чьим-нибудь президентом, пришла в голову новая идея. Узнав, что на востоке Гондураса есть несколько островов и прибрежных районов, населенных преимущественно английскими и американскими колонистами, он решил набрать очередную "бригаду", захватить эти районы и провозгласить их независимость. Разумеется, во главе новосозданного государства он видел только себя. Однако эта третья авантюра стала для него последней.

Высадившаяся на гондурасском побережье банда Уокера почти сразу была блокирована правительственными войсками. Англоязычные колонисты, которых Уокер приплыл "освобождать", отнеслись к его затее без малейшего энтузиазма и отказались присоединяться к интервентам. Поняв, что и тут ему ничего не светит, несостоявшийся президент Восточного Гондураса снова решил бежать, однако на его беду поблизости оказался только английский корабль. Капитан этого судна коммандер Ньюэлл Салмон принял Уокера на борт и тут же арестовал, а потом - выдал гондурасским властям.

На этом закончились приключения и жизнь Уильяма Уокера, так и не ставшего по-настоящему крутым. Гондурасцы собрали военный трибунал, который приговорил 36-летнего авантюриста к расстрелу. 12 сентября того же года приговор был приведен в исполнение.
http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2267600/2267600_original.jpg
http://vikond65.livejournal.com/454198.html#comments

Отредактировано Max (2016-06-05 18:58:55)

0

16

Буэна-Виста, бэби
http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2207738/2207738_original.jpg

Если спросить у подкованного в истории американца, какое знаменательное событие произошло 23 февраля, то он наверняка ответит: "В этот день мы круто наваляли мексиканцам в битве при Буэна-Виста!" А если задать тот же вопрос образованному мексиканцу, то он, скорее всего, скажет: "В этот день мы хорошо вломили американцам в сражении при Ангостуре!" При этом и тот, и другой будут иметь в виду одно и то же сражение, в котором оба его участника считали себя победителями.

Битва между вторгшейся в Мексику американской армией генерала Закари Тейлора и защищавшей свою страну мексиканской армией под командованием президента Антонио Лопеса де Санта-Анна состоялось 23 февраля 1847 года. Санта-Анна, выступая в поход навстречу неприятелю из города Сан-Луис-Потоси, имел 19 тысяч солдат и 40 пушек, а у Тэйлора было всего 4750 солдат и 26 орудий. Однако мексиканцам пришлось совершить тяжелый 200-километровый марш по безводной пустыне, в ходе которого их численность сократилась до примерно 16-17 тысяч за счет ослабевших и отставших, а главное - им пришлось оставить в тылу почти всю свою артиллерию.

В результате к началу боя у Санта-Анны осталось всего пять восьмифунтовых пушек и пять легких 12-фунтовых гаубиц. Его солдаты были сильно утомлены и страдали от жажды, тем не менее, президент решил нанести удар сходу, так как у него была информация, что к противнику движется сильное подкрепление. Несмотря на усталость, мексиканцы решительно атаковали противника, закрепившегося на вершинах высоких продолговатых холмов у подножия горной гряды.

На правом фланге мексиканским кавалеристам удалось опрокинуть и обратить в бегство американскую конницу. Они преследовали врага на протяжении нескольких километров до поселка Буэна-Виста, но там американские стрелки, засевшие в каменных домах, заставили мексиканцев остановиться и отступить. Это спасло кавалеристов Тэйлора от полного уничтожения. В центре мексиканская пехота, несмотря на большие потери от артиллерийского огня, также смогла отбросить противника, захватив три пушки и три батальонных знамени. Только на левом фланге американцам удалось удержать позиции.

К вечеру мексиканские солдаты уже не могли продолжать бой из-за крайнего изнеможения. Кроме того, у них заканчивались боеприпасы, поэтому Санта-Анна приказал прекратить атаки. А ночью мексиканская разведка доложила, что враг получил подмогу, увеличившую его численность до 11 тысяч человек. Взвесив свои шансы, Санта-Анна утром 24 февраля скомандовал отход. Американцы его не преследовали, более того, они вообще прекратили наступление на данном участке фронта. Это дало мексиканцам повод заявлять о том, что битва и операция в целом была для них успешной.

Мексиканцы потеряли в бою при Буэна-Висте/Ангостуре 594 человека убитыми, 1039 - ранеными и 294 - пропавшими без вести, включая пленных. Американцы - по разным данным - от 267 до 467 - убитыми, от 456 до 680 - ранеными и от 6 до 43 человек пропавшими без вести. Я не знаю, чем объясняется такой большой разбос. Возможно, меньшие цифры учитывают потери только регулярных войск, а более крупные включают в себя потери волонтеров, также принимавших активное участие в битве.

Интересно, что русскоязычная Википедия в кратком описании этого боя дословно повторяет американскую версию и даже не упоминает о мексиканской. А на застваке - американская гравюра XIX века с изображением битвы при Буэна-Виста.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2207405/2207405_original.jpg
Президент Антонио Лопес де Санта-Анна и генерал Закари Тэйлор.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2206925/2206925_original.jpg
Американские драгуны и пехотинцы времен Мексикано-американской войны 1846-48 годов.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2206283/2206283_original.jpg
Мексиканские военные в обмундировании того же периода.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2206053/2206053_original.jpg
Мексиканская легкая полевая пушка.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2207112/2207112_original.jpg
Еще одна американская гравюра с изображением генерала Тэйлора и его адъютантов в бою при Буэна-Виста.
http://vikond65.livejournal.com/445184.html#comments

0

17

Мексика пополам

168 лет назад, 2 февраля 1848 года в городке Гваделупе-Идальго был подписан договор, завершивший мексикано-американскую войну 1846-48 годов. Согласно этому договору потерпевшая поражение Мексика вынужденно согласилась на аннексию Соединенными Штатами Техаса, а также - на передачу им огромных территорий от Мексиканского залива до Тихого океана площадью 1,36 миллиона квадратных километров. А вместе с Техасом Мексика потеряла в результате американской агрессии почти 2,4 миллиона квадратных километров, то есть, более половины своей территории.

Взамен американцы выплатили "щедрую" компенсацию в 15 миллионов долларов (примерно 480 миллионов по нынешнему курсу) и согласились возместить потерю имущества тем жителям оккупированных районов, которые не захотят принимать американское гражданство, а решат переселиться в Мексику. На это было израсходовано еще три миллиона.

Таким образом, потеряв в войне с мексиканцами всего 13 тысяч солдат и заплатив смехотворную сумму, США аннексировали земли, примерно равные по площади всей Западной Европе, от Польши до Португалии.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2171963/2171963_original.jpg
Розовым цветом на карте отмечена территория, захваченная Соединенными Штатами по итогам войны с Мексикой 1846-48 годов.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2172335/2172335_original.jpg
Первый пограничный знак, установленный в 1848 году на новой американо-мексиканской границе и оформленный в виде памятного мраморного обелиска. Мексиканцы постоянно писали и выцарапывали на нем всякие нехорошие слова в адрес гринго, из-за чего этот знак в конце концов пришлось запереть в железную клетку.     
http://vikond65.livejournal.com/436528.html#comments

Отредактировано Max (2016-06-06 22:46:35)

0

18

"Гастелло" из Перу
http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2166043/2166043_original.jpg

74 года назад, 30 января 1942 года, вступил в силу так называемый "Протокол Рио", завершивший последнюю на сегодняшний день крупномасштабную межгосударственную войну в Южной Америке. Война Перу и Эквадора за обширную территорию между Андами и истоком Амазонки вспыхнула 5 июля 1941 года, а ранее оба государства более 100 лет считали эти земли своими.

Активные боевые действия продолжались около месяца и завершились убедительной победой перуанцев, захвативших почти всю спорную территорию. Впрочем, приобретение оказалось не очень ценным, так как на нем не было почти ничего, кроме непролазных джунглей. С августа по ноябрь эквадорцы вели партизанскую войну, потом было заключено перемирие, а затем в Рио-де-Жанейро собрался мирный конгресс, на котором стороны конфликта при посредничестве США, Бразилии, Чили и Аргентины договорились о "полюбовном" разделе.

В войне перуанцы активно применяли авиацию и танки, у эквадорцев же не было ни того, ни другого. Уже 6 июля 1941 года перуанские ВВС бомбили прифронтовые эквадорские города Уакильяс, Аренильяс, Пасахе и Санта Роза. В дальнейшем они значительно расширили зону своих действий, начав бомбить тыловые города Гуаякиль, Мачала, Лоха и Пуэрто-Боливар. Эквадорская зенитная артиллерия была слабой, малочисленной и испытывала нехватку боеприпасов, поэтому почти все налеты проходили безнаказанно.

Перуанцы несли урон лишь от несчастных случаев. Так, на третий день войны погиб лейтенант Ренан Элиас, пытаясь резкими маневрами с перегрузкой освободиться от несброшенной 100-фунтовой бомбы, зависшей на неисправном бомбодержателе его истребителя-бомбардировщика "Норт Америкэн" NA-50. В результате одного из "кульбитов" бомба детонировала, разнеся самолет вдребезги.

Единственную подтвержденную обеими сторонами боевую потерю перуанская авиация понесла 23 июля. В тот день четверка NA-50 вылетела на штурмовку эквадорских позиций в районе Кебрада-Сека. Согласно перуанской официальной версии событий, лейтенант Хосе Гонсалес Киньонес был подбит эквадорской зениткой, но не воспользоваться парашютом, а направил свой пылающий самолет на вражескую зенитную батарею и ценой собственной жизни ее уничтожил.

Эквадорская версия выглядит совсем иначе: в том районе не было никаких зениток, соответственно, Киньонеса никто не сбивал, а он просто врезался в землю из-за ошибки пилотирования, расстреливая эквадорцев с бреющего полета. Разумеется, в разговорах с перуанцами эту трактовку озвучивать не стоит, если вы не хотите вызвать у собеседников приступы бурной ярости, возможно, даже переходящей в рукоприкладство.

Дело в том, что в Перу Киньонес считается культовой фигурой и одним из величайших национальных героев. В честь его подвига 23 июля было объявлено Днем ВВС, его портреты украшают денежные купюры, а самое любопытное, что уже в 2007 году, то есть, через 65 лет после гибели, Киньонеса из лейтенантов посмертно произвели в генералы.

31 июля перуанцы атаковали приморский город Пуэрто-Боливар. При этом одновременно с наступлением пехоты и танков они выбросили оперативном тылу у эквадорцев парашютный десант, проведя первую подобную акцию в Западном Полушарии. Впрочем, десантников было всего 30 и заметной роли в боях за город они не сыграли, а одного из них, упавшего в море, спасли и взяли в плен эквадорские рыбаки.

В августе и начале сентября перуанские бомбардировщики систематически наносили удары по промышленным, транспортным и инфраструктурным объектам Эквадора. Бомбардировкам подвергались заводы, электростанции, морские порты, железнодорожные узлы и мосты на недавно открытом Панамериканском шоссе. Последний авианалет был произведен 15 сентября на деревни Тенгель и Пага, где перуанцы разбомбили ряд построек, включая церковь, и убили 10 мирных жителей.

Общего количества жертв перуанских бомбардировок мне найти не удалось, однако, судя по их интенсивности, погибших и раненых наверняка было немало. Потери перуанской армии и ВВС в ходе войны составляли 107 убитых (из них 10 офицеров) и порядка 500 раненых. Эквадорские боевые потери в разных источниках очень сильно "гуляют" - от 400 до 1000 убитых и раненых.
На заставке слева - карта, на которой обозначен спорный район (кстати, его площадь намного превышает площадь Великобритании вместе с Северной Ирландией), а справа - церемония подписания "Протокола Рио".

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2169180/2169180_original.jpg
http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2166290/2166290_original.jpg
Перуанские самолеты из авиасоединения "Групаменто Норте", сформированного для войны с Эквадором.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2166837/2166837_original.jpg
Истребитель-бомбардировщик NA-50. В Перу эти самолеты называли "Торито".

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2168778/2168778_original.jpg
Бравые пилоты "Торито".

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2167063/2167063_original.jpg
Во время войны с Эквадором самолеты перуанских ВВС были окрашены в серебристый цвет, либо имели такой же цвет натурального дюраля, за исключением капотов радиальных моторов и черных антибликовых полос. На рисунке сверху вниз: Гидроплан Кертисс "Фолкон", NA-50, Фэйри "Фокс" и "Капрони" Са-310.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2166711/2166711_original.jpg
Перуанские десантники садятся в самолеты Са-111. Эти машины использовались перуанцами не только в качестве транспортно-десантных, но и как дальние бомбардировщики.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2168850/2168850_original.jpg
"Каноническое" перуанское изображение подвига лейтенанта Киньонеса.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2167372/2167372_original.jpg
Мемориал Киньонеса в центре перуанской столицы.
http://vikond65.livejournal.com/435541.html#comments

0

19

А подмога не пришла, подкрепленье не прислали...
http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2147931/2147931_original.jpg

Ровно 190 лет назад, 23 января 1826 года, после более чем годовой осады капитулировал форт Реал Фелипе - последняя испанская цитадель в Южной Америке. Этот форт, прикрывавший вход в перуанский порт Кальяо и названный в честь короля Филиппа, был построен в середине XVIII века и считался сильнейшей крепостью на Тихоокеанском побережье Нового Света.

Осада началась 5 декабря 1824 года. Форт, в котором засели остатки разбитых в нескольких полевых сражениях испанских войск, обложила объединенная армия Чили, Перу и Великой Колумбии под руководством колумбийского генерала Бартоломе Салома. С моря его блокировал флот чилийского адмирала Мануэля Бланко Энкалады (Кайяды), состоявший из двух корветов, двух фрегатов, трех бригантин и трех канонерок.  Общая численность союзной армии составляла 5600 солдат при 170 орудиях.

Гарнизон форта насчитывал 2280 солдат и офицеров под командованием вице-короля Перу маркиза де Родиля, но кроме них в крепости укрылись свыше шести тысяч мирных жителей - противников независимости латиноамериканских республик, в том числе - много испанских чиновников, землевладельцев и служащих различных ведомств с женами и детьми.

Укрепления форта были столь сильны, что Салом решил взять его измором, даже не думая о штурме. Он знал, что укрепление переполнено людьми, а значит, запасов продовольствия надолго не хватит. Но он недооценил упорство защитников. Действия осаждавших свелись к артиллерийским обстрелам с суши и с боевых кораблей. Потерь от этих обстрелов было относительно немного, однако уже вскоре осажденные стали ощущать нехватку продовольствия, а особенно - витаминов. В крепости началась эпидемия цинги, ежедневно уносившая десятки человек.

Но гарнизон решил держаться до последней возможности, надеясь, что Испания не забыла о нем и обязательно пришлет на выручку свой военный флот. Однако проходил месяц за месяцем, счет умерших шел уже на сотни, в крепости начали есть крыс и насекомых, а паруса испанской эскадры так и не появлялись на горизонте. В метрополии никто и не знал о том, что за двумя океанами, на противоположной стороне Земного шара все еще держат оборону люди, оставшиеся верными испанской короне. На латиноамериканских колониях Мадрид уже давно поставил крест.

В июле 1825 года де Родиль приказал всем гражданским лицам покинуть укрепление. Многие не хотели уходить, опасаясь расправы, но маркиз распорядился выдворить их силой. Однако осаждавшие по команде Салома не позволили им уйти, а штыками и стрельбой из мушкетов загнали обратно в ворота форта. Колумбийский генерал заявил, что разрешит выйти кому-либо только после безоговорочной капитуляции. Де Родилю пришлось впустить людей, иначе, их бы перебили.

Удивительно, но после этого Реал Фелипе держался еще полгода. И только когда в нем почти не осталось бойцов, способных передвигаться и держать оружие, комендант приказал вывесить белый флаг. За время осады в форте умерло от голода, цинги и других заболеваний 1312 солдат и офицеров, а также - не менее четырех тысяч мирных жителей. еще 712 человек погибли от обстрелов. Осаждавшим эта эпопея обошлась в 177 убитых ответным огнем артиллерии крепости и в несколько сотен солдат, умерших от болезней.

Отдавая должное стойкости защитников форта, генерал Салом распорядился беспрепятственно отпустить всех выживших в Испанию. На родине их давно считали погибшими и встретили буквально как выходцев с того света.
На заставке - восточные ворота Реал Фелипе. У подъемного моста через ров несут службу двое часовых в перуанских мундирах времен осады форта.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2149367/2149367_original.jpg

Схема Реал Фелипе. Этот классический пятиугольный форт с пятью бастионами был построен из белого камня и окружен широким рвом, через который перекинуты два подъемных моста. Два южных бастиона усилены круглыми двухъярусными артиллерийскими башнями "Король" и "Королева". Внутри форта были расположены казармы, конюшни, склады, дома офицерского состава, госпиталь, различные служебные здания и церковь. Сейчас в крепости военный музей.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2147711/2147711_original.jpg
Генерал Салом, адмирал Бланко Энкалада и маркиз де Родиль.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2149103/2149103_original.jpg
Стена форта и одна из его артиллерийских башен. Окружавший укрепление ров давно засыпан, а на его месте построена дорога.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2148351/2148351_original.jpg
Вид на башню с территории форта. На переднем плане - морские пушки XIX века.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2148464/2148464_original.jpg
Бывшие конюшни и каземат.

http://ic.pics.livejournal.com/vikond65/53941713/2148656/2148656_original.jpg
Наблюдательные башенки - ведетты на стене Реал Фелипе.
http://vikond65.livejournal.com/432851.html#comments

0

20

самое интересно, что большинство населения колоний независимости хотело не очень сильно, а уж индейцы как дрались за испанского короля, но Боливар на английские деньги все объяснил))

0